Наталия Попова

Лицом к лицу: Виктор Портной и Владимир Млинарич
в блиц-интервью Наталии Поповой

Виктор Саулович, конкурсные выступления на III Международном конкурсе музыкального искусства имени А. К. Глазунова в номинации «Фортепиано» завершились. Как вы оцениваете профессиональный уровень конкурсантов?

В целом уровень конкурсантов был высоким. Во всех возрастных категориях, начиная с самых маленьких, 8‒9-летних, мы услышали интересных музыкантов. В целом, все исполнители достойно представили себя на этом конкурсе. Приятно, что география конкурса расширяется. Помимо «проверенных бойцов» Республики Карелия в конкурсе принимали участие музыканты из Японии, Китая, Москвы, Санкт-Петербурга, Пскова, Архангельска, Новосибирска, Саратова. С каждым годом конкурс становится ярче и интереснее.

Был ли трудным выбор победителей?

Выбор был достаточно трудным. Как я уже сказал, уровень исполнителей был, с одной стороны, достаточно высоким, а с другой – во многом ровный. Поэтому, несмотря на балльную систему оценивания, наши обсуждения были длительными. Среди победителей, конечно, были такие яркие исполнения, которые не вызывали у членов жюри сомнений. Но в целом выбрать победителей было довольно сложно, в том числе и по той причине, что по условиям конкурса был только один тур. В номинациях с большим количеством конкурсантов победителями стали два исполнителя. А в одной из номинаций все призовые места (первое, второе и третье) поделили между собой по два музыканта.

Исполнения каких сочинений произвели на вас наиболее сильное впечатление?

Приятным удивлением было исполнение конкурсантами произведений Глазунова: «Вальса» D-dur, «Экспромта» As-dur, «Прелюдии и фуги» c-moll, d-moll. И это несмотря на то, что между объявлением о конкурсе и началом конкурса прошло немного времени. За лучшее исполнение произведений А. К. Глазунова были присуждены специальные награды. Их получили три исполнителя: Иван Андреев (Саратов), Арина Куликова (Петрозаводск) и Миякэ Цукими (Япония).

В качестве члена жюри вы участвовали во многих конкурсах. Есть ли отличия глазуновского конкурса от других конкурсов?

Конкурсы разделяются на моноинструментальные и смешанные, на которых присутствует много различных специальностей, как на конкурсе имени Глазунова. Судейство на конкурсах последнего типа представляет собой интерес, но и определённые сложности. Особенностью глазуновского конкурса является то, что он проходит в один тур.

Господин Млинарич, на торжественном открытии III Международного конкурса музыкального искусства имени А. К. Глазунова во время представления Вас в качестве члена жюри я слышала громкие аплодисменты. А что для Вас значат профессиональные контакты с музыкантами Петрозаводской консерватории и кафедры специального фортепиано?

Профессиональные контакты очень важны. Я сотрудничаю с разными странами ‒ Словенией, Германией, Италией, Россией, и везде есть свои сложности и различия. Связь с Петрозаводской консерваторией у меня крепкая. Благодаря этому мы можем обмениваться знаниями, опытом, музыкальными работами. Этот контакт помогает становиться лучше каждой из сторон.

Во время проведения конкуров очень важна организационная сторона. Как вы оцениваете организацию конкурса имени Глазунова?

Организация очень хорошая. У конкурсантов есть аудитории с хорошими инструментами, где можно репетировать. По всем возникающим вопросам всегда можно обратиться к штату сотрудников, которые работают на конкурсе, и они всегда помогут. Меня поселили в милой гостинице, и у меня не было проблем при посещении конкурса. Всё было прекрасно.

Были ли моменты, когда вы затруднялись принять решение в отношении какого-либо конкурсанта?

Всегда тяжело судить тех, кто играет на фортепиано или на других инструментах. Музыка – это не спорт. В спорте главное то, за сколько секунд ты что-то сделал или как далеко прыгнул. В музыке такое невозможно. Белла Барток говорил: «Соревнования для лошадей, а не для людей». Музыка и соревнования – две абсолютно разные вещи. Они не подходят друг другу. Всегда тяжело оценивать, особенно, молодых исполнителей, потому что их программа состоит из 3-х и более произведений, и первое может быть исполнено прекрасно, а второе не очень хорошо, третье – нормально, четвертое – так себе. В одном произведении могла быть очень хорошая техника, во втором - музыкальность выходит на первый план. У одних исполнителей явный талант, но он ещё не полностью раскрыт. Членам жюри приходится учитывать множество различных факторов. Поэтому я считаю, что лучше проводить фестивали для молодых музыкантов, а не соревнования. Но мы живём в таком обществе, где это невозможно. Мы с профессором Портным и профессором Зайчиком не имели больших разногласий при принятии решений. Единственной трудностью было решить, сколько дать первых, вторых, третьих и четвертых мест. Каждый музыкант, особенно юный и молодой, который исполняет на сцене Баха, Бетховена, Моцарта, Гайдна, Глинку, заслуживает аплодисментов. Потому что это большая работа, и требуется много мужества выступать перед публикой и особенно перед профессорами.

Вы регулярно бываете в Петрозаводской консерватории. С какими мыслями вы будете покидать Петрозаводск в этот раз?

В Петрозаводске я был много раз, а впервые я здесь оказался в 2006 году. Два года назад, когда я приезжал в Петрозаводск на конкурс имени Ф. Шопена, в консерватории проводился большой ремонт и конкурсные прослушивания проходили в другом здании. Сейчас произошли огромные изменения. В здании консерватории значительно больше места, здесь гораздо лучше, комфортнее, чем было во время проведения предыдущего конкурса.

Беседу вела студентка 2 курса,
музыковед Наталия Попова

Фото предоставлено автором