Наталья Сидорова

«Вселенная BACH» во Дворце искусств г. Кондопоги

22 сентября 2016 года во Дворце искусств г. Кондопоги состоялся сольный концерт лауреата международных конкурсов, органистки Юлии Иконниковой. Концепция концерта была выстроена вокруг И.С. Баха и сочинений, имеющих в своей основе монограмму композитора. Бах в данном случае предстал перед слушателем как огромная густонаселённая планета, другие композиторы – Кребс, Регер, Шуман, Рогг – её не менее важные спутники, а весь этот сонм казался бесконечной вселенной, имя которой – BACH.

При всей исключительности в программе музыки Баха основное время концерта было уделено всё-таки романтической музыке, с которой как нельзя лучше совпадает специфика кондопожского инструмента. Построенный в 2002 году немецкой органостроительной фирмой «Рудольф фон Беккерат», он имеет широкий спектр возможностей для исполнения красочной органной музыки XIX-XX веков: богатый набор регистров язычкового и флейтового тембра, регистры, имитирующие струнные инструменты («штрайхеры»), швеллер, свободные комбинации, позволяющие быстро соединять нужные группы голосов и переключать их. Надо сказать, что исполнение музыки Баха с «романтическим» уклоном регистровки и артикуляции давно оформилось в традицию, хотя и вызывает бурную полемику; поэтому Бах на романтическом инструменте Дворца искусств при самобытности исполнителя также звучит весьма достойно. В этом Юлия Иконникова и убедила слушателя в начале концерта: Синфония из кантаты № 129 в переложении Гильмана по-барочному претенциозно открыла программу. Изысканно прозвучала и популярная синфония из кантаты «Jesu, meine Freude».

Отдельное слово нужно сказать о стильном и захватывающем исполнении баховской Пассакалии. Не в пример большинству органистов Юлия Иконникова начинает это сочинение тихой флейтовой регистровкой. Создаётся впечатление очень личного высказывания, а не демонстрации тех возможностей оркестра, каких в эпоху барокко ещё не было. Эта трактовка заставляет вспомнить убедительнейшее исполнение американского органиста Майкла Мюррея, в котором личное переживание аффекта в процессе вариационного развития вознеслось до космически-объективного.

Сочинения Баха в концерте перемежались с иной музыкой, что создавало впечатление неразрывности стилей. Так, вторым номером, была исполнена си-бемоль-мажорная прелюдия ученика Баха Иоганна Людвига Кребса. Пресловутый «рак в ручье» был первым в истории композитором, использовавшим монограмму BACH. Первое отделение завершила известная Фантазия и фуга Макса Регера на аналогичную тему; исполнение показало возможности органа во всём великолепии, а также технику и исключительный исполнительский вкус органистки.

В достойном ряду композиторов, увековечивших в музыке имя Баха, стоит Роберт Шуман, с большим пиететом относившийся к органу, хотя и немного написавший для него. Одна из шести фуг на имя BACH, а также два этюда и эскиз для педального фортепиано органично встроились в программу.

Следует отметить и настоящий подарок слушателям – три хоральные прелюдии швейцарского органиста Лионеля Рогга. Первая хоральная прелюдия была выдержана явно в стиле Баха, вторая своими хроматизированными сопровождающими голосами напоминала Брамса, а третья олицетворяла собой границу барокко и романтизма.

Завершило программу монументальное, апофеозное исполнение Прелюдии и фуги на тему BACH того же Лионеля Рогга. Сочинение до этого никогда не исполнялось в нашей стране и послужило настоящим открытием. Это открытие показало, что далеко не все загадки вселенной BACH разгаданы. Несмотря на то, что она существует уже несколько веков – нам ещё предстоит постигать её и удивляться.

Наталья Сидорова
(студентка Петрозаводской консерватории)